502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

Кто только не присваивал себе право быть главным обвинителем Сталина и его эпохи! Какие-то журналисты, самозванные "историки" , сотрудники всяких "общественных организаций" и тому подобный люд. Свои мелкие типично обывательские мыслишки они выдавали за новое слово в отечественной истории. Каких только героических прозвищ не придумали сами себе "борцы с тоталитаризмом", то они "глашатаи истины", то вдруг назовут сами себя "совестью нации" и все в таком же духе. Им верили. А ведь живы еще те люди, которые работали со Сталиным, занимали в те годы ключевые посты, имели доступ к секретным архивам. Казалось бы, им надо в первую очередь предоставить слово. Высокопоставленные дипломаты, генералы, офицеры КГБ, уж побольше знают о реальных событиях 20-50-ых годов, чем кухонные диссиденты офисные девочки и дискотечные мальчики. Но нет, что-то не приглашают их на телевидение, краине неохотно печатают их книги и статьи. С чего бы это? Уж не потому ли, что их точка зрения мягко говоря, расходится с официальной? Именно так, и если вы зашли на мой сайт, то у вас есть возможность в этом убедиться. Предлагаю на ваш суд фрагменты из книги М.С.Докучаева "История помнит". Немного об авторе. Докучаев родился в 1925, в 1942 году призван в Красную Армию, Герой СССР, генерал-майор. Окончил Военный Институт иностранных языков и Военно-Дипломатическую Академию Генерального штаба. Долгое время находился на дипломатической работе, владеет тремя языками. С 1971 года на руководящем посту КГБ. Последние 15 лет являлся заместителем начальника 9-ого Управления КГБ, отвечал за безопасность высшего руководства.

...Приход Гитлера к власти послужил лейтмотивом для оживления контрреволюции во многих странах, особенно в Европе. Сам нацизм всячески поощрял ее и считал составной частью своих планов завоевания мирового господства, рассматривал ее в качестве тайного аванпоста фашизма и его вооруженных сил в деле подготовки измен в своих странах, организации шпионажа, диверсий и террора.
Главное устремление Гитлера было направлено на Советскую Россию, где в то время уже имелась хорошо организованная , глубоко законспирированная и достаточно сильная оппозиционная организация, которую многие годы Возглавлял Троцкий. Нанее как раз и возлагало свои надежды гитлеровское руководство. Хотя Троцкий уже находился в изгнании, все же он оставался ее лидером и идейным вдохновителем всех ее практических дел. Главная задача, которую вынашивал Троцкий, заключалась в том, чтобы свергнуть советское партийное и государственное руководство и захватить власть в свои руки. После Октября Троцкий возглавлял небольшую группу левых внутри большевистской партиию Но она уже располагала обширными связями среди меньшевиков, эсеров, различного рода отщепенцеы внутри страны, а также за границей. Члены этой группы пробрались на важные посты в правительстве, армии, государственных учреждениях и общественных организациях. Эта оппозиция постепенно росла и действовала двумя путями: с легальных и нелегальных позиций. В первом случае ее члены несли открыто в массы через средства информации, партийную трибуну свои идеи, взгляды, выставляли свои политические платформы, навязывали партии и руководству страны дискуссии по различным вопросам партийной и хозяйственной жизни. В другом случае - на базе этого оппозиционного движения создавалась тайная заговорщическая организация, построенная по системе "пятерок", которая ранее применялась эсерами и другими антисоветскими организациями. На открытой партийной трибуне руководители и члены этой нелегальной организации дискутировали, выступали друг против друга, уходили даже в оппозицию самим себе, но за кулисами встречались на тайных совещаниях и вырабатывали свои тактические и стратегические планы. Руководителями ее были Троцкий, Бухарин,Каменев, Зиновьев, Радек, Пятаков и другие.

Таким образом, к 1923 году эта тайная организация приобрела всероссийские масштабы со своей нелегальной связью с помощью кодов, шифров, паролей, явок. Ее ячейки были созданы во всех звеньях советского аппарата и особенно в армии. "В 1923 году,-писал Троцкий в своей брошюре "Лев Седов: сын, друг, борец", -Лев с головой ушел в оппозиционную деятельность. Он быстро постиг искусство заговорщической деятельности, нелегальных собраний и тайного печатания и распространения оппозиционных документов. В скором времени в комсомоле выросли собственные кадры руководителей оппозиции." Если внутри страны троцкистская тайная организация обрел свои формы и располагала своей системой связи, то ее слабым местом было отсутствие контактов и поддержки из-за границы. И Троцкий прилагает все усилия к созданию таких возможностей через своих сподручных, назначенных послами и торгпредами в европейские страны. Одним из них был друг и последователь Троцкого - Николай Крестинский, бывший адвокат, назначенный в 1922 году советским послом в Германию. По поручению Троцкого Крестинский вошел в контакт с командующим рейсвером генералом Гансом фон Сектом. Так стали поступать регулярно из Гермнии 250 тысяч марок золотом на ведение нелегальной работы троцкистской организации и в качестве оплаты за передачу секретных сведений военного характера. Вместе с тем Троцкий и его организация должны были оказывать содействие в выдаче виз и въезде германстких разведчиков на территорию СССР. В борьбе за власть в Советской России развернулась активная оппозиционная и нелегальная работа. Как писал впоследствии Троцкий в "Моей жизни", "к этой борьюе примкнули всякого рода недовольные, непристроенные обозленные карьеристы... Шпионы, вредители из Торгпрома, белогвардейцы, террористы, устремились в нелегальные ячейки. Они стали собирать оружие, начала формироваться тайная армия". ...В то же время к советскому послу в Лондоне Христиану Раковкому сделала подход английскя разведка в лице капитана Армстрога и Леккарта, которые прямо заявили ему, что он получил агреман только потому, что является весьма близким другом мистера Троцкого. Представители "Интеллидженс сервис" высказали Раковскому свое пожелание поддерживать связь с оппозицией Троцкого. По приезде в Москву Раковский имел встречу с Троцким и получил от него согласие "войти в связь с английской разведкой". Это послужило главной причиной нелегальной поездки в Советскую Россию известного английского разведчика Сиднея Рейли, который намеревался встретиться в Москве с Троцким, но был убит пограничниками. Впоследствии такую же миссию Раковский выполнял и в Париже, после его перевода туда из Лондона. ... Несмотря на политическое поражение, Троцкий решил ринуться в последний бой, организовав демонстрацию 7 ноября 1927 года, которая должна была послужить сигналом к путчу. ... Путч Троцкого провалился, демонстрация и ее участники были разогнаны разъяренной рабочей массой. Это положило конец терпению ЦК и Политбюро. Активные участники военной гвардии Троцкого, такие как Муралов, Смирнов, Мрачковский, а также Каменев, Зиновьев, Пятаков, Радек, были арестованы и осуждены на различные сроки заключения. Ярый сторонник Троцкого - советский посло в Японии Иоффе застрелился. Сам Троцкий оказался вне партии и в Алма-Ате. Это были крайние, но и слабые меры Советского правительствоа. Особенно мягкими они были в отношении Троцкого. Нужно признать, чтоссылка Троцкого, а не привлечение его к суду была большой ошибкой руководства партии , и в частности Сталина, о чем, несомненно, он после не раз сожалел. Мало того, а Алма-Ате троцкому, его жене Наталье и сыну Льву Седову отвели отдельный особняк, разрешили иметь охрану в несколько человек во главе с Эфраимом Дрейцером. Троцкий имел право широкой личной переписки, он привез в Алма-Ату свою библиотеку и личный секретный архив. Он не намеревался прекращать свой антисоветский заговорщической деятельности, а, наоборот, с позиции Алма-Аты стремился активизировать ее. Особую роль в этом он отводил сыну Льву Седову, который возглавлял всю конспиративную связь отца с его сторонникаи и заговорщиками.

...Лев Троцкий прибыл на теплоходе в Стамбул 13 февраля 1929 года. Вскоре "красный Наполеон" с семьей и многочисленной челядью: секретарями, референтами, единомышленниками и сотрудниками охраны - поселился на живописных Принцевых островах, где иосновал свою политическую штаб-квартиру. Правой рукой Троцкого во всех его делах по-прежнему оставался сын - Лев Седов. Он руководил отныне всем штабом отца, состоявшим из многочисленных помощников из числа иностранцев. Весь остров и особенно резиденция Троцкого охранялись большими нарядами полиции. В аппарате Троцкого появились новые люди с авантюристическими устремлениями и наклонностями. Это были русские, немцы, французы и лица других национальностей. Остров кишел журналистами, реакционными политическими деятелями, антисоветчиками, белогвардейцами и приверженцами "пермнентной революции". Троцкого буквально осаждали ренегаты коммунистического и социалистического движений, часттыми гостями стали представители английской и других разведок. ...Характеризуя цели международного заговора Троцкого в то время, Черчилль в "Великих современниках" писал: "Троцкий...стремится мобилизовать все подонки Европы для борьбы с русской армией". Американский корреспондент Джон Гюнтер, беседовавший с Троцким, отмечал: "Троцкистское движение возникло в большей части Европы. В каждой стране есть своя ячейка троцкистских агитаторов. Они получают директивы с Принцевых островов. Различные группы поддерживают между собой известного рода связь... Отдельные центральные комитеты связаны с международным центром в Берлине ". Первым международным бумом пропагандистского характера явилось издание его наполовину вымышленной автобиографии под названием "Моя жизнь", задача которой состояла в том, чтобы очернить Сталина и Советский Союз, поднять престиж троцкистского движения и представить самого себя в качестве "мирового революционера", вдохновителя и организатора Октябрьской революции в России. Книга наделала много шума в реакционной прессе, получила высокую оценку Гитлера, который по словам его биографа Конрада Гейдена, сказал : "Блестяще! Эта книга научила меня многому...".

...Особый интерес к Троцкому проявляли разведки европейских стран, понимая, что он располагает немалыми возможностями внутри Советской России. Польская Дефензива, фашистская ОВРА в Италии, военная разведка Финляндии, английская "Интеллидженс сервис" , французское "Осзьем бюро", белоэмигрантские антисоветские организации в Румынии, Венгрии и Югославии предлагали свои услуги, вступали с ним в сделку и оказывали ему свою помощь. Но больше всего шло сближение Троцкого с рейхсвером. За прошедший с 1923 года период организация Троцкого получила от рейха около 2 млн золотых марок за опозиционную деятельность внутри Советского Союза и за получаемые разведывательные сведения о ее военном и промышленном потенциале. Все это осуществлялось до 1930 года через советского посла в Германии Н.Н. Крестинского, когда он был отозван в Москву в связи с назначением на должность заместителя наркома по иностранным делам. Перед Троцким тогда встал вопрос о подборе новых солидных связников и вообще о приобретении своей агентуры, имевшей выходы на заграницу. С таким заданием Троцкий посылает своего сына Льва Седова в Берлин, где он поселяется на частной квартире как студент одного из германских институтов. Основное внимание Седова должно было обращено на изучение и оценку внутриполитических событий в Германии в связи с разгулом фашистских молодчиков и растущим влиянием Гитлера, а также наустановление контактов с советскими представителями и специалистами, прибывшими в Германию по каналам торговых и других связей, и особенно со сторонниками и бывшими последователями Троцкого.

Летом 1932 года Пятаков , как заместитель Троцкого в Советском Союзе, и Бухарин, как лидер правой оппозиции, договорились о ликвидации соперничества и разногласий и совместной борьбе под Руководством Троцкого. Группа Зиновьева и Каменева также согласилась подчинить свою деятельность авторитету Троцкого. ... Вся организация состояла из трех отдельных групп(звеньев). Первое звено охватывало троцкистско-зиновьевский террористический центр во главе с Зиновьевым, который отвечал за организацию и проведение террора. Второе звено-троцкистский параллельный центр во главе с Пятаковым, отвечавшим за диверсии и вредительство. Третье звено - фактический "правотроцкистский блок" во главе с Бухариным и Рыковым, который включал большую часть лидеров и руководителей объединенных сил оппозиции. Состав этого блока насчитывал несколько тысяч членов и до 30 руководителей, занимавших ответственные посты в Наркомате по иностранным делам, в армии, органах государственной безопасности, в промышленности, профсоюзах, партийных и государственных учреждениях. Организация дела была поставлена так, что в случае провала одного звена продолжали действовать другие звенья. Все они, особенно "правотроцкистский блок", были насыщены платными агентами иностранных разведок, и главным образом германской военной разведки, некоторые из которых занимали важные должности в советских учреждениях и играли ведущую роль в заговорщической деятельности блока. Среди них были такие видные дипломаты, как Н.Н.Крестинский, заместитель наркома по иностранным делам, и X.Раковский, бывший посол в Англии и Франции, оба троцкисты, первый агент абвера, второй "Интеллидженс сервис", а затем работал на японскую разведу. К ним относился и нарком внешней торговли X.Г.Розенгольц, троцкист, который показал на суде: "Моя шпионская деятельность началась в 1923 году, когда по директиве Троцкого я передал ряд секретных данных в рейхсвер Секту и начальнику генштаба Хассе" (СО. С.235-236). Затем Розенгольц работал на английскую разведку. Выделялся среди них и Григорий Гринько, сторонник Бухарина, нарком финансов, являвшийся сподручным германской и польской разведок с 1932 года. Он был руководителем украинского националистического движения, способствовал контрабандному ввозу в Советский Союз оружия и военного снаряжения. Еще один высокопоставленный бухаринец оказался в строю шпионов и вредителей в пользу Германии, работавший на абвер с 1928 года. Им оказался нарком земледелия СССР Михаил Чернов. В Белоруссии шпионскую и диверсионную работу осуществлял Василий Шарангович, правый, Первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии, который в 1921 году был направлен после плена в Белоруссию в качестве агента польской разведки. Ряд троцкистов оказался в химической промышленности. Это - Станислав Ротайчак, начальник главка, который был направлен абвером в Россию вскоре после Октябрьской революции, легализовался на Урале, где и занимался шпионской и диверсионной деятельностью. Это - Гаврила Пущин и Иван Граше, служащие предприятий этой промышленности. Первый орудовал в Горловке и передавал германской разведке сведения о плановых мощностях и строительстве химических заводов. Второй был заслан немцами осенью 1919 года как военнопленный, возвращавшийся на родину. В тресте "Кузнецкуголь" обосновался известный Алексей Шестов и проводил подрывную работу в Сибири. На железнодорожном транспорте действовали: Яков Лившиц, занимавший солидное положение в управлении Дальневосточной железной дороги; Иван Князев - служащий Уральской железной дороги; Иосиф Турок - заместитель начальника службы движения Пермско-Уральской железной дороги. Все они были агентами японской разведки, передавали ей сведения о стратегических грузах, строительстве объектов в Сибири, занимались вредительством. За свою работу И.Турок получил от японцев 35 тыс. рублей. Это далеко не полный перечень агентов иностранных разведок, занимавших ключевые позиции в различных ведомствах, учреждениях и объектах шпионажа и диверсий. С их помощью разведки империалистических государств создали свои резидентуры и контролировали деятельность "правотроцкистского блока" и постоянно информировали об этом своих настоящих хозяев. По существу, нелегальный аппарат "правотроцкистского блока" и слившаяся с ним агентура иностранных разведок уже к тому времени составляли самую настоящую опору фашистской Германии в Советской России, идейным вдохновителем которой был Троцкий. Термин "пятая колонна" появился позднее, однако "правотроцкистский блок" по своей сути являлся ею в Советском Союзе и был куда мощнее по своим возможностям и составу, чем французские кагуляры и "Огненные стрелы", английский "Союз фашистов", бельгийские рексисты, польская П.О.В., чехословацкие генлейновцы и гвардия Глинки, норвежские квислинговцы, румынская "Железная гвардия", болгарская ИМРО, финские лапуассцы, литовская банда "Железный волк", латышский "Огненный крест" и многие другие нацистские тайные контрреволюционные общества, организации и лиги, составлявшие авангард фашизма и готовившие чудовищные предательства народов своих стран и агрессии против Советского Союза. Эта фашистская зараза вскоре распространилась далеко за пределы Европы, охватила Соединенные Штаты, Латинскую Америку, Африку и с помощью Японии - весь Дальний Восток. Руководство и контроль за деятельностью "пятой колонны" осуществляли в фашистской Германии два близких Гитлеру человека: Рудольф Гесс и Альфред Розенберг. Первый, как заместитель Гитлера, ведал всеми секретными внешними связями и сношениями нацистского правительства. Второй возглавлял внешнеполитический отдел национал-социалистской партии и руководил многочисленными пронацистскими оппозиционными, пропагандистскими организациями и центрами в различных странах мира и главным образом в Восточной Европе и Советском Союзе. Они не замедлили установить связь с Троцким, сначала А.Розенберг, а затем и Р.Гесс. В июне 1933 года Троцкий переезжает с Принцевых островов во Францию и поселяется под Парижем, а затем в Nai-Iaey, небольшом городке на юге Франции, где он обосновал свой новый антисоветский центр. Там, на франко-итальянской границе, и встретился Троцкий в середине октября 1933 года со своим ближайшим сподвижником Николаем Крестинским. Он иногда выезжал на "отдых и лечение" в Киссинген, откуда на сей раз должен был отправиться в Италию. Встреча состоялась в отеле "Мерангоф" в Меране, на которой были обсуждены все острые вопросы, связанные с заговором. Троцкий считал, что необходимо укреплять отношения не только с рейхсвером, а главным образом с правительствами фашистской Германии и милитаристской Японии. Троцкий заявил Крестинскому, что "в случае нападения Германии на СССР мы не можем рассчитывать на захват власти, если у нас не будут подготовлены известные внутренние силы. Необходимо иметь оплот и в городе и в деревне, у мелкой буржуазии и у кулаков, а там связи имеют, главным образом, правые. Необходимо, наконец, иметь опору, организацию в Красной Армии, среди командиров, чтобы соединенными усилиями в нужный момент захватить важнейшие пункты и прийти к власти, заменить нынешнее правительство, которое должно быть арестовано и посажено на его место свое собственное правительство, заранее подготовленное" . Для создания прочной базы в рядах Красной Армии Троцкий попросил Крестинского связаться от его имени с заместителем начальника Генерального штаба М.Н.Тухачевским, его большим другом, которого он охарактеризовал как "человека бонапартистского типа, авантюриста, честолюбца, стремящегося играть не только военную, но и военно-политическую роль, который несомненно с нами пойдет" .

Процесс военачальников 502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67